Регистрация Вход
Город
Город
Город

Кто же они, новгородские ушкуйники?

 

Название "ушкуйники" связано с названием судна, на котором ватаги совершали набеги и походы. Ушкуй – узкое, легкое и быстроходное речное судно на 20–30 гребцов. Обычно ушкуй строился из сосны. Киль его вытесывался из одного ствола, поверх которого накладывалась широкая доска, служившая основанием для поясов наружной обшивки. Она скреплялась с килем деревянными стержнями (гвоздями), концы которых расклинивались. Морские ушкуи (в отличие от речных) имели плоскую палубу только на носу и корме. Средняя часть судна (около трети длины) оставалась открытой (под палубу клали груз-балласт для большей устойчивости в морской воде). Грузоподъемность ушкуя составляла 4–4,5 т. На внутреннюю обшивку опирались шесть или восемь скамей для гребцов. Благодаря малой осадке (около 0,5 м) и большому соотношению длины и ширины (5:1), судно обладало сравнительно большой скоростью плавания. Как морские, так и речные ушкуи несли единственную съемную мачту, располагавшуюся в центральной части корпуса, с одним косым или прямым парусом. Навесных рулей на ушкуи не ставили, их заменяли кормовые рулевые весла.


 

Речные ушкуи отличались своей конструкцией от морских не только наличием сплошной палубы. Так, по мнению ряда историков, речные ушкуи представляли собой лодки вместимостью до 30 человек. Киль был широким и плоским. Одинаково изогнутые носовая и кормовая балки соединялись с килем деревянными гвоздями или в потайной шип. Корпус набирался из тесаных досок. Планширь (деревянный брус с гнездами для уключин, идущий вдоль борта лодки и прикрывающий верхние концы шпангоутов) отсутствовал. В зазор между обшивками вставляли клинья-кочети, которые служили опорами для весел. Утолщенные последние пояса наружной и внутренней обшивок обеспечивали достаточную прочность борта при возможном абордаже или при перетаскивании ушкуя через переволоку.

Речной ушкуй имел длину 12–14 м, ширину около 2,5 м, осадку 0,4–0,6 м и высоту борта до 1 м. Укрытий ни в носу, ни в корме на нем не было. Благодаря симметричным образованиям носа и кормы ушкуй мог, не разворачиваясь, моментально отойти от берега, что приходилось часто делать при набегах. При попутном ветре ставили мачту-однодревку с прямым парусом на рее. Для его подъема верхушка мачты снабжалась нащечинами. Простейший, без блоков, такелаж крепился за скамьи, а носовая и кормовая растяжки – на соответствующих оконечностях. Весла в местах соприкосновения с обшивкой обтягивали толстой кожей.

На таких судах легко преодолевались сухопутные волоки и мелководья, ушкуи использовали в основном для военных походов. Первые известия об ушкуйниках появляются в начале XIV века. В основном это сведения о том, как ушкуйники вторгались в Волжскую Булгарию, которая в XIII-XV веках была самостоятельным государством, хотя и находилась в зависимости от Золотой Орды. Хан Золотой Орды поручал князьям (бекам) Булгарии сбор дани со своих подданных, а также и с некоторых русских земель в пользу Золотой Орды. Русские князья и беки Булгарии конкурировали друг с другом за право собирать дань, так как большая часть этой дани "прилипала" к рукам князей-сборщиков. По мере того, как Золотая Орда слабела, раздираемая внутренними противоречиями, все сильнее становились оба ее вассала - московское княжество и Булгария (Казанское ханство), тем больше обострялась борьба между ними.




Борьба эта принимала самые причудливые формы, в том числе и форму ушкуйничества: возникали многочисленные отряды профессиональных разбойников. Со стороны русских такими отрядами были ушкуйники, а со стороны Булгарии (Казанского ханства) - казаки. И те, и другие были разбойниками и в то же время использовались и как наемники. Соперничество Москвы и Казани закончилось только при Иване Грозном в XVI веке взятием русскими Казани. Ушкуйники действительно громили и грабили Булгарские города и селения. Можно подметить, что их активность возрастала в периоды ослабления Ордынского государства в 1360–80, 1391–93 и в1400–09 годы.

Арабский путешественник Ибн Батута в 1334 году отмечал, что значительной статьей дохода ханов Золотой Орды была торговля. Купцы платили пошлину от 3 до 5% от стоимости своих товаров, провозимых по территории Золотой Орды. По Волге и ее притокам шли караваны судов с грузами из стран Ближнего и Среднего Востока, Индии и Китая, а также с севера из бассейна Печоры и Северной Двины. Собственно, перекрест важнейших торговых путей и породил государство Золотую Орду.

Известно, что богатство привлекает не только государей, но и разбойников. Разбойников не случайно называют "романтиками большой дороги". В те времена на Севере в Руси и Волжской Булгарии торговыми путями (дорогами) были реки, а их "романтиками" были ушкуйники. В условиях раздробленной на княжества Руси ушкуйники переживали расцвет: можно было очень часто проводить разбойничьи набеги, ватаги их разрастались численно и становились соизмеримыми с регулярными войсками князей, чем были очень похожи на варягов и викингов. Надо сказать, что особенно активно они действовали там, где была слабая княжеская власть, где было много лесов, в которых в случае чего можно было скрыться от преследования. Походы ушкуйников неоднократно отмечены в летописях.

Ушкуйники были профессиональными отважными воинами, они умело действовавали как в пешем, так и в конном строю, в совершенстве владели основными образцами вооружения той поры: копьями, мечами, саблями, луками и арбалетами. Арбалеты были двух видов - легкие, носимыме, и стрелявшие обычными стрелами, и тяжелые, стационарные, стрелявшие толстыми стальными стрелами - "болтами". В 1320 и 1323 гг. ушкуйники напали на норвежцев, разорив область Финмарк и Халогаланд. Аналогичное нападение ушкуйников произошло на шведов и заставило их ускорить подписание Ореховецкий мир с Новгородом. В 1360 г. ушкуйники взяли татрский город Жукотин на р. Каме и перебили много татар, вследствие чего князья суздальский, нижегородский и костромской по приказу хана Золотой Орды ловили ушкуйников и пересылали их в Орду. В 1363 г. ватага ушкуйников под начальством Александра Абакуновича и Степана Ляпы совершила поход в Западную Сибирь, на реку Обь. В 1366 г . ушкуйники под начальством того же Абакуновича побили татар под Нижним Новгородом, из-за чего великий князь Дмитрий Иванович поссорился с новгородцами, и последним пришлось дорогой ценой восстанавливать мир. В 1369 г. ушкуйниками совершались грабежи по реке Каме, в 1370 г. по реке Волге, в 1371 г. были разграблены Ярославль и Кострома. В 1374 г. ушкуйники совершили поход на 90 ушкуях, при этом были разграблена Вятка, взят Булгар, после чего часть ушкуйников пошла на юг, а другая на восток. В 1375 г. под начальством некоего Прокопа ушкуйники числом из 1500 разбили пятитысячную рать костромского воеводы Плещеева и захватили город Кострому, затем взяли Нижний Новгород и спустились к Астрахани, грабя всех по дороге, но в Астрахани войско Золотой Орды перебило их всех. В 1391 г. ушкуйники опять разбойничали на Вятке, Каме и Волге. Снова был взят Жукотин, а также Казань. В 1409 г. Воевода Анфал привел на Волгу и Каму отряд на 250 ушкуях.

Из этого списка видно, что набеги ушкуйников были типичным разбоем. Они не различали русских, татар, черемису, грабили всех и брали все «что плохо лежало» и слабо охранялось. Ушкуйничество продолжалось и в XV веке, но уже в более слабой форме, так как произошло заметное укрепление центральной власти, и князья могли дать отпор разбойникам. Некоторые наши историки видят в ушкуйниках неких героев, которые якобы противостояли татарскому игу, рассматривают их, чуть ли не как вооруженные силы Великого Новгорода. Но в таком случае современные рекетиры, грабящие на базаре старушек торговок, тоже герои. Большое количество разбойников появляется в отсутствие централизованной власти, когда нет порядка. Называют этих разбойников по-разному: варяги, викинги, ушкуйники, но суть одна, все они – разбойники. Известно, что ушкуйники не участвовали в битве с татаро-монголами под предводительством Димитрия Донского на Куликовом поле в 1380 году. Это лишний раз доказывает полное отсутствие у них даже намека на патриотизм. Интересы России для них были пустым звуком, они занимались обычным разбоем.


 

Напрасно некоторые историки считают ушкуйников русскими патриотами, которые якобы боролись с Золотой Ордой за русскую самостоятельность. Например, «в 1278 году хан Манкай (Мунке) велел галиджийцам (галичанам) захватить северные земли Булгара. Тогда галиджийцы, пользуясь тяжкими бедствиями, обрушившимися на Державу нашу (Булгарию), а также переселением в Галидж с других русских земель 500 тысяч ульчийцев (славян), захватили западную часть провинции Бийсу и воздвигли там свои остроги. Опираясь на эти разбойничьи гнезда, галиджийцы стали врываться и в другие области Булгарского Севера. Для лучшего противодействия вражеским захватам эмиру Галимбеку пришлось образовать новую провинцию из южных земель Бийсу – Нукрат с центром в Колын-Кале. Улугбекскую волость в ее западной части – с самим Колыном – эмир передал в руки потомков Садыка и его булгарских ульчийцев, иначе бы Манкай силой заставил Державу передать Нукрат русским. Галиджийцы пожаловались хану на это, утверждая, что эмир надул его. Однако когда ханский посол-христианин проехал в Колын, то город встретил его колокольным звоном и хлебом-солью. Галиджийские доносители были обвинены во лжи и казнены к удовольствию Ар-Буги, ибо они были его личными врагами и в 1278 году отбили у него Джукетун (Устюг), присоединенный к Державе в 1237 году. Правда, посол возложил на Колын дань, как будто на отдельное владение, но она не была очень уж велика и обременительна для нукратцев, ибо эмир уменьшил на ее размер дань Колына Булгару. На самом деле тюрэ Колына продолжали подчиняться булгарскому улугбеку Нукрата, сидевшему в Ар-Балике, но назначались самими эмирами». Напомню, что город Вятку (бывший Хлынов) черемисы-марийцы называли Науграт, прикамские мусульмане – Колло, казанские татары – Колын. Обратите внимание, марийское название Хлынова "Наукрат" очень уж напоминает по звучанию "Новгород" русских летописей...

В ватагах ушкуйников были новгородцы, устюжане, вологжане, вятичи, карелы, вепсы, смоляне, тверичи и москвичи. Так же как варяги, викинги и прочие бандиты, ушкуйники были людьми без национальности. Ушкуйники предпочитали быть вольными людьми и подчинялись выборным вожакам, которые часто назывались воеводами. Купцы и князья обеспечивали ушкуйников оружием и финансами, естественно, входя в долю при дележе добычи. В этом случае ушкуйники выступали как наемники.

В 1320 г. дружина Луки Варфоломеевича на морских ушкуях прошла Северной Двиной, вышла в Белое море, а затем в Северный Ледовитый океан и разорила область Норвегии Финмаркен, располагавшуюся между южным берегом Варангер-Фьорда и городом Тромсе, причем так досадили Норвегии, что король норвежский даже обратился за помощью в Ватикан, призывая папу организовать очередной крестовый поход для уничтожения этих разбойников.

Однако в западном направлении ушкуйники разбойничать трусили. Их алчность была направлена на северо-восток - туда, где не было сильных государств и княжеств, охранявшихся сильными дружинами воинов профессионалов. Больше всего набегов ушкуйников в летописях и прочих исторических документах зафиксировано на область Вятки, Унжи и средней Волги. Из летописей следует, что правители Булгара и Жукотина платили дань вожакам ушкуйников, чтобы те обходили их города стороной, астраханский хан также встретил флотилию ушкуйников богатыми дарами, но когда те перепились, астраханцы напали и всех разбойников убили.

Видимо, захватив несметные богатства, ушкуйники вернулись назад в Кострому и начали «пропивать зипуны» (награбленные одежды). По приказу очередного Сарайского хана Хызра (правил в 1360 году) Суздальские князья тайно подошли к Костроме, с помощью части ее жителей захватили ничего не подозревавших ушкуйников и поспешили выдать их на расправу хану. Но вскоре почти ежегодные набеги ушкуйников возобновились, теперь уже на Ярославль, Кострому, Нижний Новгород и вновь на нижнюю Каму и Волгу. То есть набеги ушкуйников на русские города объясняются предательством их князей и жителей.

На жалобу хана Золотой Орды по поводу грабежей купеческих караванов на Волге и Каме ушкуйниками русские князья ответили незамедлительно. Но почему-то собирались русские князья для поимки разбойников из Великого Новгорода не в Новгороде на Ильмене, а в Костроме. И ведь поймали они этих разбойников и выдали царю-хану в Золотую Орду. Мне думается, что эти ушкуйники были из Галича, а не из Новгорода на Ильмене.

В Новгородской летописи мы находим следующее. «В лето 6874 (1366) ездили из Новагорода люди молодые на Волгу без новгородского слова и воеводою Есиф Варфаломеевич, Василей Федорович, Александр Обакунович, и приехаша все здравы. И за то великий князь Дмитрий Иванович разгневася и разверзе мир с Новым городом, рекуще так: За что есте ходили на Волгу и гостей моих пограбили много? Того же лета на зиму от князя изымаша Василья Даниловича с сыном на Вологде (заложников), а он поеха того не ведал, не стерегся… Пришли новгородци в ошкулех, воеводами Осиф Варфаломеич, Василей Федорович, Алексей Обакунович на Нижней Новгород и много бессермен избиша, а наших пострелиша Филиппа Устректова и Бориса Квашенкина да 2 человека».

Похоже, что ушкуйники к Новгороду на Ильмене не имели никакого отношения. Места их дислокации - Кострома, Вологда, Нижний Новгород. В Рогожском летописце это событие описано так: «Того же лета проидоша Волгою из Новагорода из Великаго полтораста ушкуев Новогородци , разбоиници оушкуиници, избиша множество Бесермен в Новегороде в Нижнем, множество муж и жен и детеи, товар их бесчислено весь пограбиша, а суды их кербаты и лодии и оучаны и павозкы и стругы, то все посекоша, а сами отидоша в Каму и проидоша до Болгар, тако же творяще и воюющее».

Вторая половина XIV столетия для Костромы не задалась. В 1364 году разразился страшный мор: смертность была такова, что мертвых не успевали хоронить, бросая в скудельницы по 10 человек к ряду. Одновременно город теребили набеги ушкуйников – разбойников из числа «золотой молодежи», которые как бы воевали с «бусурманами», но на деле просто плавали по Волге и грабили всех, кто не мог им сопротивляться. Особенно яростный набег пришелся на 1375 год. В это время великий князь был под Тверью. По реке к городу подошло 70 ушкуев. Граждане во главе с воеводой вышли на бой. Ушкуйники, увидев это, разделились: половина пошла в обход с тыла, половина готова была штурмовать приступом. Воевода устрашился и бежал, за ним побежали и граждане, причем при бегстве многих побили и взяли в плен. Вступив в беззащитный город, разбойники разграбили там все, и хозяйничали в Костроме целую неделю. Что нашли ценного, снесли на центральную площадь для дележа, прочее потопили в реке или пожгли. После этого ушкуйники отправились далее вниз по Волге, снова грабить, а потом, у татар, продавать награбленное.

Конец вятским ушкуйникам пришел тогда, кгода русское государство окрепло. На Вятку было послано большое московское войско (60 тыс. человек) в 1489 г. "Вятчане же видячи свою погибель, сами вышли болшие люди своими головами и добили челом воеводам на всеи воле великого князя. А Ивана Оникиива, да Пахомья Лазарева, да Палку Багадайщикова вывели и воеводам великого князя выдали. И воеводы поковав дали их на руки устюжанам Федору Есипову, Левонтью Манушкину, да Федору Жугунову да Ивоилу Опалипсову, а велели их поставити великому князю на Москве, а подводы им всеи земли Устюжские. А на Семен день летопроводца 6998 (1 сентября 1489 года) воеводы великого князя Вятку всю розвели, и отпустили их к Москве мимо Устюг и з женами и з детми, а приставами у них были князь Иван Волк Ухтомской с товарыщи. И князь великий велел Ивана Аникиива и Пахомья и Палку Богодайщикова кнутом бить и повесити, а иных вятчан пожалова издавал поместья в Боровску, Олексине и в Кременце. И писалися вятчаня слугами великому князю". Некоторые считают, что так погибла вятскя свобода. Но я думаю, что раз вятичи на своем вече не смогли сами угомонить своих ушкуйников, то это было необходимо сделать другим. Демократия, которая потакает разбою и грабежу, обречена на гибель либо от своих возмущенных разбоями граждан, либо от своих соседей, что и произошло в данном случае.

Вполне вероятно, что часть населения Хлынова и других Вятских городов, промышлявших разбоем, сумела в 1489 году (или ранее) покинуть этот регион и скрыться от преследования. Некоторые Донские казаки, например, выводят свой род именно от этих вятских ушкуйников-хлынов. Как обычно в таких ситуациях, в жены беглые хлыновцы-вятичи брали дочерей местных степняков, отчего их потомки заметно почернели, но сохранили христианскую веру и привычку к передвижению по рекам, которая была у их отцов и дедов. Есть один существенный аргумент. Предводителей вятских ушкуйников звали ватаманами, что явно совпадает по названию с казачьими атаманами. В английском языке есть слово Waterman (вотэмэн); что буквально означает «водный человек», а по словарю переводится как лодочник, гребец, человек, живущий у воды или работающий на воде. Интересно было бы уточнить смысл этого слова в древности, особенно в скандинавских языках, но и современного его значения вполне достаточно для проведения аналогий.

Не думаю, что казаки произошли от хлыновских ушкуйников, просто часть ушкуйников, спасшаяся от гнева московского князя, влилась в этнос казаков и разнообразила генотип их популяции. В XIII-XV веках казаки служили верой и правдой ханам Золотой Орды, вероятно, были войском этой могучей державы. Позднее они стали служить русским царям, и тоже верой и правдой. Был, вероятно, переходный период, когда казачество оказалось между Московской Русью, Речью Посполитой (Литовской Русью) и Казанским (Булгарским) ханством. Но ко второй половине XVII века донские казаки окончательно определились с тем, кому же они служат.

Заканчивая монографию о речных путях и волоках Северо-Восточной Европы, я хочу еще раз вернуться к вопросу о том, где находилась феодальная республика Господин Великий Новгород. Попытка изучить историю ушкуйников показала, что они к Новгороду на Ильмене, скорее всего, отношения не имели. Уж очень странно то, что все письменные источники сообщают о том, что они действовали и базировались на средней Волге, Каме и Вятке. Руководить ушкуйниками из Новгорода на Ильмене ушкуйниками на Вятке и Каме было невозможно, слишком далеко. По рекам, через волоки, по дремучим лесам и болотам от Вятки до Новгорода на Ильмене надо было тащиться не меньше года. Да и зачем? Пропить награбленное можно было и в Костроме и в Ярославле.

Вот что пишет об этом кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории Ярославского государственного педагогического университета Николай Дутов: «Мафия» – слово, как нельзя лучше характеризующее людей, которые жили тысячу лет назад в Медвежьем углу (урочище, в котором якобы был основан в 1010 г. князем Ярославом Мудрым город Ярославль). Разбой и грабеж были для них единственным способом существования.

А. В. Галанин © 2009


Источник: http://jupiters.narod.ru/volok9.htm

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

ушкуйники.

 

Комментарии:

        Ведьмачка

Спасибо, прочитала, усвоила.
Правда, в статье приводится уже четвёртая или пятая (из известных мне) теория о возникновении казачества. Неприкаянный народ, вышедший из пограничной зоны сразу нескольких государств, впитавший в себя понемногу от каждой из окружавших его культур. А вот про ушкуйников, действительно, информации до сих пор попадалось крайне мало.

Ответить

Сокол

Да, поддерживаю! Интересно! Путник, а что нибудь про военную подготовку руссов? Она, по моему называлась "Жива".

Ответить

putnik-ost

Обычно, генезис казачества существенно упрощают, выводя казаков из какого либо одного источника. Кроме того, становится понятным почему московская феодальная элита испытывала стойкую неприязнь к волжским ушкуйникам жостко контролировавшим транзит из Персии и Азии в Новгород и Скандинавию. Понятной становится та жестокость и то упорство с которыми ИванIV Горозный сражался, а затем и разгромил Казань.

Ответить

putnik-ost

Сокол, увы о подготовке скандинавов-рось, мало что известно. Вряд ли она существенно отличалась от боевого мастерства виккингов-варягов.
Не следует забывать, что ушкуйники, речные пираты, являлись прямыми наследниками варягов ходивших по Волге.

Ответить

хватит постить русофобскую хрень... мы как-нибудь сами со своей историей разберемся

Ответить

putnik-ost

Кара-цупа расскажите басенку про казацкого атамана Рамзеса, построившего пирамиду в Тиутиуакане. Это гораздо историчнее. И передайте привет Моллари.

Ответить

Ушкуйники - это аргонавты Русского Севера. Они и были варягами - последними варягами. Возле Ярославля находится село Варе(я)гово.

Ответить

Wic

Волга – это великий торговый путь из «варяг в арабы», который был известен с глубокой древности. Но как всякая большая дорога, связанная с перемещением большого количества товаров она притягивала к себе и лиц, стремящихся поживиться за чужой счет, то есть разбойный элемент. В древности, они получили наименование ушкуйников, от своего небольшого гребного судна – ушкуя
1. Именно они и служили основным средством передвижения и неожиданных нападений на избранный объект. Кстати, вплоть до XVIII века, в говорах архангельских поморов встречалось слово «ошкуй», которым они обозначали самого страшного в тех местах зверя – белого медведя
2. Можно с большой долей уверенности утверждать, что это слово имеет отношение к ушкуйникам - как наиболее опасному в древности виду разбойников, встречу с которым и сравнивали со встречей с белым медведем. Отряды ушкуйников отличались исключительной мобильностью в передвижении и, как правило, неожиданностью своих нападений. В то же время из-за легкости своих судов, они могли взять их на плечи и, таким образом, быстро ретироваться, встретив достойный отпор. Пробежав несколько километров с этим, сравнительно небольшим грузом, они садились в свои суда на ближайшем ручье или речке, и, таким образом уходили от погони.
Ушкуйники никогда не собирались в большие отряды, но в случае необходимости успешно воевали, объединившись между собой не только с русскими князьями, но, позднее, и с татарами. В финансировании ушкуйничества принимало активное участие и новгородское купечество. По его заказу «речные разбойники» (как называли ушкуйников летописи), производили поиск новых земель и торговых путей. Именно они являлись главной силой в колонизации новых земель для новгородского купечества. Использовались ушкуйники для охраны новгородских факторий, особенно во вновь освоенных территориях. Большое значение в деятельности ушкуйников имела борьба с «конкурентами» Новгорода в торговле
3. Верхнее Поволжье как раз и являлось тем местом, где пересекались интересы Новгорода и Ростова, в целом Северо–Восточной Руси. Он постоянно испытывал нападения ушкуйников.
Ушкуйники были практически неуловимы благодаря своей тактике. Часто они действовали под личиной купцов, и нападали только в том случае, когда были уверенны в перевесе сил на данной территории, и всегда неожиданно. Их социальный состав был разнообразен. В отряды ушкуйников входили и купцы и другие категории населения, но их основную массу составляли преступные элементы, проще говоря, разбойники, которых всегда было много на всех торговых путях, особенно на Волге. Правда, новгородские летописи называли ушкуйников «молодечеством», деятельность которых в основном сводилась к активному разбою на торговых путях (водных и волоках), в том числе и в крупных масштабах.
4 Воевали ушкуйники только за деньги, но отличались и большим своеволием. По малейшему поводу они могли предать своего нанимателя, и перейти на сторону его противника, если тот заплатит больше. Известно, что на контролируемых территориях ушкуйники строили свои крепости – остроги, которые служили местом постоянного беспокойства для русских князей, вынужденных брать их с боем, или нанимать другую группу ушкуйников. Как свидетельствуют летописи, такие остроги ушкуйников были первыми «форпостами» новгородской колонизации русского Севера и Верхней Волги. Именно таким форпостом был легендарный Чувиль в нагорной части города Плеса на Волге.
5 На основе археологических раскопок был сделан вывод, что древний Чувиль был центром довольно обширной местности. Само название Чувиль (птица, пташка, свистулька) происходит, по-видимому, от большого количества птиц, оглашавших своим пением окрестные леса, овраги, долины. Поэтому и местность называлась «птичьим царством», что на северном наречии выражалось словом «чувиль». Он просуществовал, предположительно, около четырех веков и занимал срединное положение по отношению к таким городам как Ростов, Ярославль, Галич, Чухлома и другим.
В своем своевольстве «ушкуйники» переходили все пределы. Так, именно в Плесе они осуществляли очень жесткий контроль над передвижением караванов купеческих судов по Верхней Волге, проводя их только им известным фарватером. Их беспредел, говоря современным языком, выразился, в частности, в захвате, по новгородскому заказу (то есть на деньги новгородских купцов), территории современной Вятки, которую они активно освоили, основав здесь город Хлынов. На его базе они даже создали независимое государство, которое сам Новгород со своими наемниками не мог покорить в течение длительного времени.
Образ жизни ушкуйников, а так же характерные для них действия дают основания предположить их происхождение от наемников – варягов VIII-IX веков. Сам термин «ушкуйники» впервые упоминается в русских летописях в 1147 году, когда идет речь об их походе по Волге. Хотя, и не без оснований, можно предположить, что такого рода походы были и раньше. Иллюстрацией этому, кстати, может служить и легенда об основании Ярославля князем Ярославом Мудрым, как теперь принято считать около 1010 года. В ней, как известно, говорится, что князь отправился с дружиной воевать с разбойниками, которые грабили купеческие караваны. Здесь необходимо напомнить, что транзитная и внутренняя торговля была чрезвычайно выгодным для князей делом. Все купцы, пересекая границы того или иного княжества, платили одну пятую часть объявленной стоимости товара (пятину), что значительно обогащало княжескую казну. При этом сам князь должен был лишь обеспечивать безопасность торговых путей на территориях своего княжества, или на его границах с другими землями. Именно потери от несостоявшихся торговых операций и заставляли князей тщательно оберегать эти пути. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Ярослав, в ответ на жалобы купцов о грабеже их товаров, немедленно принял меры и разгромил речных разбойников – ушкуйников, и, следуя «Сказанию о построении града Ярославля», основал здесь город – крепость для обеспечения безопасности прохода судов по Волге и Которосли к своей столице – Ростову. Кстати, в предании ушкуйников называют «язычниками», хотя и не говорится об их социальной или племенной принадлежности.
Войны с ушкуйниками не были столь кровопролитными как обычные с соседними князьями и их дружинами, но носили, как правило, затяжной, изматывающий характер. Но иногда, объединившись, они предпринимали и крупные военные действия. Так, например, кроме открытых войн с удельными князьями, они, профинансированные Новгородом, объединились в сравнительно большое войско и в 1366 году сожгли столицу Золотой Орды – Сарай.
Население Ростово-Суздальской земли, под влиянием разорительных для него татарских набегов, уходило подальше к северу, за Волгу. С рек Шексны и Костромы пришельцы передвигались на реку Сухону и, следуя по ее течению, выходили на Северную Двину. Встретив здесь для дальнейшего движения на север преграду в новгородской колонизации, ростово-суздальские колонисты направлялись на реку Молому и таким образом добирались до среднего течения реки Волги – до районов, заселенных удмуртами, где и поселялись. Ряд названий древнейших русских населенных пунктов и речек около Вятки связывают Вятский край с Ростово-Суздальской областью, где имелись в то время такие же географические наименования.6
С началом собирания русских земель роль и функции ушкуйников изменяются. Они превращаются в летописях в «охочих людей», которые постепенно прибирались к рукам московскими князьями. За определенную плату они осуществляли «пограничную стражу», особенно со степной полосы, где существовала постоянная гроза вторжения кочевников.
Со временем, охочие люди превратились в казаков, которые так же отличались своей вольницей.
Примером того могут служить казачки отряда Ермака, которые «тревожили» земли контролируемые Строгановыми, и были приняты последними к себе на службу – осваивать (захватывать) новые земли в Сибири. А руководил ими хорошо известный Ермак.
Часто ушкуи украшались головами медведей. Так, в новгородской былине в описании корабля Соловья Будимировича сказано: «На том было соколе-корабле два медведя белым и заморские».
В 1453 году московский князь Иван Васильевич путешествовал на ушкуях по Волге от Вязовых гор до Нижнего Новгорода. Последнее упоминание об ушкуях содержится в Псковской летописи под 1473 годом. В летописях ушкуи считались более крупными судами, чем ладьи.

Ответить

putnik-ost

Интересно, что ушкуйники отличались удивительной(для средневековья) мобильностью - они могли очень быстро перебазироваться с Волги на Балтику или в Карелию, определяющим фактором была возможность наживы, грабежа. Интересно, что в изустном народном творчестве, в памяти народов практически отсутствуют сказания о героях-ушкуйника(в отличии от казаков). Возможно ушкуйники оставили о себе слишком страшную, кровавую память.

Ответить

Wic

возможно, что ушкуйники в памяти народа тождественны казакам.
вспомним хотя бы Стеньку Разина.

Ответить

не нравится мне тон этой статьи, доколе наша история будет писаться русофобами??? антисемитов, главное, активно выявляем, а всяких очернителей русского воинства тут постим??? Они тут под видом "историков" гадят наше прошлое! Охочие луди, казаки, молодежь строили города, давали отпор всяким внешним врагам, контролировали торговые пути, не подчинялись кровавым князькам, да было, но почему же они разбойники??? Вы видели разбойников строящих города и крепости? Что-то уж больно цивилизованные получаются разбойники... И какого хрена тут пишется, что укшуйники боялись профессионалов? Они сами себе были профессионалы и нехрен аффтору врать, не любишь народ - не пиши о нем...

Ответить

putnik-ost

Карацупа, разумеется Вы полагаете цитаты из летописей поддельными? Или Вы их не смогли прочитать? Ваше дремучее невежество придаёт Городу известный шарм.

Ответить

Doll-Perian

Автор обижается на ушкуйников, что они не были патриотами:) Смех да и только:)

Ответить

putnik-ost

Долл, это Карацупа обижается на автора зато что автор не считает ушкуйников патриотами. В отличии от Карацупы. Долл Вы перепутали каменты и текст. По всему видать мощно празднуете.

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.